Минные поля большого Интернета, или как заделаться экстремистом, не вставая с дивана


Минные поля большого Интернета, или как заделаться экстремистом, не вставая с дивана
06.08.2014

За размещение на своих страницах "ВКонтакте" нашумевшего в своё время видеоролика "Припомним жуликам и ворам…" решением суда I инстанции всем троим фигурантам назначено наказание в виде штрафов от 1 до 2 тыс. рублей. Хотя никто из них не отрицает ни размещение этого ролика, ни его экстремистский характер, постановление обжаловали все трое.

Не ходите, дети, в Африку гулять

[Сегрей Петряков, юрист, сотрудничающий с Казанским правозащитным Центром. Представляет интересы троих фигурантов в суде]

Есть ли в этих трёх делах – по Бегаеву, Аронсону и Гараповой – что-то общее, кроме, собственно, видео?

Первоначально мы думали, что это связано с активной позицией по контролю за избирательным процессом у тех лиц, которые сейчас привлечены. Потом выяснилось, что есть ещё два похожих случая, правда, сам я к ним пока не подключился. Там уже выяснилось, что, по крайней мере, один из этих людей не является членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса, как все остальные. Правда, наложение административного наказания по этой статье не влечет отстранение от обязанностей в УИК, так что здесь изначально нельзя проводить чётких параллелей между привлечением к ответственности и возможным будущим исключением из числа членов УИК.

А в остальном все обстоятельства трёх моих дел похожи. Во всех случаях ролик "Припомним жуликам и ворам их Манифест-2002" был размещён на страницах "ВКонтакте" в октябре-ноябре 2011 года. Тогда шла активная агитация перед выборами в Государственную Думу VI созыва. Экстремистским видео признали в 2013 году, а разработка дел моих подзащитных началась в мае-июне этого года. Причём сами эти ОРМ [оперативно-розыскные мероприятия – прим. КазаньПресс] во всех трёх случаях проходили очень сомнительно и с нарушениями. Впрочем, райсуды Советского и Вахитовского районов, где проходили первоначальные разбирательства, на это внимания не обратили и как следствие все трое были признаны виновными. 

Искомое видео до сих пор доступно на YouTube.

Расскажите подробней, на основании чего вы обжаловали решение первой инстанции?

Во-первых, мы настаиваем на закрытии дел по истечению сроков давности. В отношении длящихся административных правонарушений, которые вменяются здесь, по статье 4.5 КоАП РФ действует ограничение сроком в 3 месяца на весь процесс проверки от момента её начала до вынесения решения суда. Здесь решения уже вынесены, но никто не считал, сколько времени прошло с момента начала ОРМ. Ни ФСБ, ни прокуратура не представили в должном виде документов, подтверждающих, что их "совместная проверка" не началась раньше мая нынешнего года. За дату отсчёта берут вынесение прокуратурой постановления о возбуждении дела об административном правонарушении. Да и сам факт этой "совместной проверки" вызывает вопросы, поскольку эти ведомства занимаются, по идее, совершенно разными вещами – ФСБ выявлением и пресечением, а прокуратура надзором.

По моему убеждению, ФСБ и прокуратура занимаются, говоря по-простому, рисованием "палок".

Кроме того, статья 20.29 КоАП РФ предусматривает ответственность лишь за умышленные действия. Но так как и Бегаев, и Гарапова, и Аронсон размещали у себя видео в 2011 году, они не могли знать, что в 2013 его признают экстремистским. Так что мы считает, что намерено они этого сделать не могли.

Третьим пунктом, с которым мы не согласны, является формулировка обвинения: "массовое распространение". Ещё в ходе первых заседаний мы выдвигали ходатайства об обращении в ООО "ВКонтакте", чтобы те предоставили суду сведения о количестве просмотров ролика со страниц троих фигурантов. При этом мы просили подсчитать их за два отдельных периода – с 2011 по 2013 год, то есть до признания видео экстремистским, и с 2013 до момента возбуждения административных дел, когда обвиняемые по идее должны были их удалить. Мы готовы были согласиться с обвинением, если бы за второй период у каждого обнаружилось хотя бы больше двух просмотров. Но суд не прислушался. Так что "массовым распространением" признали и 14 просмотров у Бегаева, и 3 у Аронсона…

То есть у вас заочно эти сведения уже были?

Даже не у нас, а в материалах дела, предоставленных ФСБ. Это зафиксировано при процедуре освидетельствования факта правонарушения, во время показа оперативными сотрудниками контента со страниц фигурантов понятым. Есть фотографии мониторов, где ФСБ осуществляло просмотр. Там видны "окошки" видеоплееров, где в правом нижнем углу есть счётчик просмотров. При этом надо учитывать, что как минимум по два из их общего числа в каждом случае приходятся на просмотры в ФСБ – в момент выявления и в момент освидетельствования. Таким образом получается, что у Бегаева их, по факту, не 14, а 12, у Гараповой – не 10, а 8, а у Аронсона вообще 1. И всё равно "массовость".

А есть ли вообще какой-то устойчивый критерий этой "массовости"?

В том и дело, что нет. Нигде в законодательстве такого определения не прописано. Поэтому суд посчитал таковым всё, что больше 1. При этом в некоторых случаях звучал такой аргумент: социальная сеть "ВКонтакте" – открытый ресурс, информация хранится там в открытом доступе и увидеть запрещённый контент априори может каждый. Но если сравнивать, то видео-источник, которое и по сей день доступно на хостинге "YouTube", собрал больше 2 млн просмотров. Если начать печатать там в строке поиска "Припомним жуликам…" полное название сайт подсказывает сам и сразу же. Первая же ссылка – на искомый ролик. Можно зайти и посмотреть.

"ВКонтакте" – открытый ресурс, и увидеть запрещённый контент априори может каждый.

Это при условии, что провайдер доступ не заблокирует…

Именно! Мы в суде приводили пример другого дела по этой статье и этому же ролику: в Новочебоксарске прокуратура выдвигала обвинения против интернет-провайдеров и операторов связи, не заблокировавших доступ к видео, как того требует закон. Их признали виновными. Ведь если развивать логику нашего суда, получится, что сама по себе глобальная сеть Интернет – открытая и полная доступной всем информации. А доступность эту обеспечивают как раз провайдеры. Я свободно могу зайти и посмотреть любой запрещённый материал, и даже не размещая его у себя, проникнуться каким-то экстремистскими идеями. Но если у меня не будет выхода в интернет или будет блок стоять на какую-то конкретную страницу, я ведь и не увижу ничего, и проблемы не будет. Так что мы считаем, что отвечать должны операторы связи.

А ответные иски подавать не собираетесь?

Мы можем, конечно, написать "кляузу", но смысла в этом лично я вижу мало. С такими вот частными бегаевами-аронсонами органам разбираться удобнее, чем идти против юрлиц, у которых всегда и деньги, и связи. Зато пока запрещённая информация доступна, люди будут продолжать попадаться на "крючок", и у органов будет положительная отчетность по выявлению и всяческому противодействию правонарушениям. По моему убеждению, ФСБ и прокуратура занимаются, говоря по-простому, рисованием "палок". Конечно, пока они выявляют таких вот "отъявленных экстремистов", и у нас, юристов, есть работа, и у них замечательная статистика. Но хотелось бы, чтобы в будущем органы перестали заниматься симуляцией активной деятельности. Может, когда-нибудь им захочется отчитаться и о более "крупной рыбе" и они начнут привлекать к ответственности не рядовых пользователей нашего небезопасного интернета, но провайдеров или хостинги, где действительно хранится запрещённый контент.

 

Активное бездействие

 [Борис Бегаев, "больше не активист"]

Вы помните, как и зачем добавляли на страницу это видео?

Это была предвыборная очень горячая пора. Политические партии и отдельные кандидаты сражались за победу на выборах, хотя бы за второй тур. Было много разного материала в интернете и по телевидению. Я видел выборы предыдущие и всегда полагал, что горячая битва программ, мнений и контрмнений - это нормальная естественная оборотная сторона выборов. Как я добавил этот ролик, я не помню. Помню лишь, что в то время поток информации был просто оглушительным, и я некоторые видеозаписи откладывал для последующего просмотра. Многие видео так и не посмотрел, из-за элементарной нехватки времени. А потом, уже в этом году, мне позвонили и вежливо, но очень настойчиво попросили прийти в прокуратуру. По телефону мне не стали называть причину вызова, но я понял, что она серьёзная.

Выход в протест "За честные выборы" мной воспринимался как гражданский конституционный долг.

Считаете ли вы себя активистом?

Я со школьных времён всегда был активен. Сначала в моей 131 физмат-школе мы устраивали какие-то турпоходы, потом и во время учёбы в КГУ. Там я организовал Турклуб, мы вечера самодеятельности устраивали, выпускали свою студгазету. Потом была война в Югославии, и мы с ребятами ездили в Москву на передачу "Взгляд", предлагали поддерживать наших братьев-славян концертами по всей стране. Затем, после долгого перерыва, я познакомился с Обществом русской культуры. Много времени и сил я отдал на жизнь русского общества в Казани. А потом, в 2011 году, пришли выборы.

И вы подались в политику?

Да, я целиком ушёл в протестные мероприятия и контроль за выборами. Мы организовывали митинги, пикеты, пресс-конференции и многое другое, я открыл свой видеоканал на "Ютубе", где выкладывал актуальное видео по событиям в Казани. Всё всегда проводили по закону, согласовано, если нам отказывали, то мы отказывались от своих намерений. Для меня всегда было важно, чтобы все изменения в обществе проходили в рамках закона - и выход в протест "За честные выборы" мной воспринимался как гражданский конституционный долг и обязанность.
В какой-то момент я просто понял, что настанет время, когда и от нас, простых людей, что-то будет зависеть... 

Вы говорили, что теперь собираетесь закончить с политикой. Из УИКа тоже уйдёте?

Сегодня я вижу, что общество больше не сможет настаивать и требовать. События на Украине хорошо продемонстрировали, что всё далеко не так однозначно, что многие демократические процессы - это лишь инструмент в глобальной экономико-политической игре стран гегемонов. Теперь очень легко пресечь любую неудобную инициативу.

От того, как закончится история с моим административным делом, непосредственно зависит судьба многих пользователей интернета.

Я сам крайне истощён своей политической деятельностью, и моя семья в результате моей увлечённости очень сильно измотана, очень надеюсь, что мне удастся её сохранить. Кроме того,  моё членство в УИКе становится опасным для моего покоя, честного имени и в итоге для благополучия моей семьи. Теперь я хочу только отдавать долг семье, делать её счастливой и обеспеченной. Единственное, что я могу себе позволить - это принимать посильное участие в сборе гуманитарной помощи беженцам с Украины и жителям Новороссии.

Если выйдет так, что апелляция не получит должного результата, готовы ли вы идти дальше, в более высокие инстанции?

Если нам откажут в Верховном суде, то мы пойдём выше. Я очень благодарен своему адвокату Сергею Петрякову и организации, которую он представляет. Он высококлассный специалист, для меня важно не подвести его, так как Сергей защищает меня и подобных мне совершенно бесплатно. К тому же,  несмотря на свою решительность закончить с активной общественной деятельностью, я понимаю, что от того, как закончится история с моим административным делом, непосредственно зависит судьба многих пользователей интернета.

Согласны ли вы с тем, что само видео экстремистское? 

Данное видео я просмотрел до конца лишь после того как получил предупреждение о заведении административного дела прокурором в мае. Единственное, что можно напрямую трактовать как оскорбление - это прямое указание в конце ролика на партию "Единая Россия". То, что в то время Навальный выиграл в суде право пользоваться слоганом "партия жуликов и воров" безотносительно какой-либо конкретной партии,  видимо, очень многих расслабило - и люди "постили" новости совершенно смело. К тому же интернет только начал набирать свои обороты в развитии и всем казалось, что он всегда будет оставаться зоной свободного высказывания мнения. Полагаю, немногие могли представить, что интернет вообще можно обуздать, зарегулировать, причесать и прочее. Хотя до сих пор в интернете немало явлений, с которыми следует бороться намного активнее, например региональный сепаратизм, который чувствует себя абсолютно вольготно, совершенно не следя за характером своих высказываний. Вот уж, действительно, где экстремистских высказываний столько, что очень легко в них закопаться.

Искомый ролик в списках минюста значится под номером 2066. Долистать дотуда требует усилий.

Знали ли вы до начала разбирательств, что это видео вообще является экстремистским?

О том, что данное видео вне закона уже как год, я и подозревать не мог. Мысли о том, что В ИНТЕРНЕТЕ СЛИШКОМ МНОГО ВСЕГО и что я как пользователь могу что-нибудь ненароком подхватить, что когда-либо будет признано судом оскорбительным для той или иной социальной группы меня посещали, но по-моему любой здравомыслящий человек способен понять что, проверить многотомные списки Минюста не может ни один рядовой пользователь интернета. Проверять их я не буду - это нереально. Самое простое и эффективное - это чистить всё, что может вызвать сомнения. А вообще, похоже, гораздо проще жить с чистой стеной, фотоальбомами, видео- и фонотеками.

Вы говорили, что людям нужно давать знать, если они находятся в зоне риска. Как вы думаете, со стороны государства это сделать возможно?

Люди – они действительно находятся в зоне риска. И я всех категорически призываю нещадно почистить свои страницы. С введением нового закона административными штрафами не отделаешься. Государство? У государства на настоящий момент другие задачи - стабилизировать общество, и в этом я его поддерживаю. Мы не можем допустить разворачивания украинского сценария.

С другой стороны, нельзя лишать себя инструментов измерения состояния общества, его проблем и чаяний. Отказ от проявления инициативы приведёт к накоплению купированных проблем, которые будут разрываться совершенно неуправляемо.

Что такое случай?

 [Алсу Гарапова, студентка]

Вы хотя бы примерно помните, как к вам попал этот ролик?

В том-то и дело, что не помню совсем. Была уверена, что просто смотрела этот ролик, но к себе не добавляла. Я вообще о нём вспомнила, только когда ко мне вдруг в вуз пришли. Я ведь вообще-то довольно далека от политики, учусь, работаю, музыкой занимаюсь. Единственное – в 2013 году записалась в УИК. У меня не то чтобы совсем нет каких-то политических взглядов, но своё мнение я не особенно усердно выражаю - максимум в кругу близких друзей.

Я бы создала специальную службу оповещения населения. Тогда бы отсеялись такие случайные "экстремисты", как я.

А тут мне сказали, что по поводу видео был донос, но кто именно настучал - так и не смогли объяснить. Следовательно, мне кажется, доноса не было.

А когда вы шли в УИК, какие цели преследовали?

Я туда пошла только ради интереса, чтобы посмотреть на всё "изнутри". Сами выборы,  грамотная агитация была интересна. Но сейчас - почти что нет, так как в наше время всё это "бессмысленно и беспощадно".

Вы обжаловали решение первой инстанции и заявляли, что намерены идти дальше. Почему так важен этот принцип?

Потому что я не считаю себя виноватой. А хоть это и административное дело, всё равно я уверена: это может повлиять на мою " характеристику". Проблемы в вузе и при приёме на работу в различные госучреждения гарантированы. Да и вообще - если что, можно прицепиться. Плюс ко всему, не хочу, чтобы в подобной ситуации оказался ещё кто-нибудь - а это случится, если сложится практика. 

Одним из доводов не в вашу пользу было то, что "ВКонтакте" - открытая сеть и предусматривает возможности к массовому распространению. А как же настройки приватности?

К сожалению, у меня всё было открыто. Я ведь уверена была, что мне-то прятать нечего, я ведь не маргинал какой-то, в каких-нибудь "анти"-заговорах не состою. Да и ролик был у меня только в "видеозаписях", не на стене, где каждый мог бы его увидеть. Приватность я и теперь ставить не буду – ведь у меня своя группа, и заинтересованные люди не смогут найти наши записи, если я закроюсь.

Отслеживаете ли теперь те самые списки Минюста и Роскомнадзора? Думаете, как можно было бы действенней доносить их до людей? 

Списки отслеживать придётся, хотя я уже удалила со страницы всё, что когда-то в будущем может попасть под статью. Да, конечно, буду разборчивее теперь. Однако в список могут попасть совсем неожиданные вещи, поэтому за обновлениями буду следить.

Я была уверена, что просто смотрела этот ролик, но к себе не добавляла.

Я бы эти обновления публиковала в СМИ, или же создала специальную службу оповещения населения. Тогда бы отсеялись такие случайные "экстремисты", как я, и остались бы те, кого действительно есть за что судить. 

 Во избежание

С Евгением Аронсоном, третьим фигурантом дела о злосчастном "Манифесте…", КазаньПресс связаться не удалось. Он удалил свою страницу "ВКонтакте" и изъял из публичного доступа все контактные данные. Надо полагать, во избежание любых недоразумений.

 

 

Беседовала Дарья Бондаренко

Фото с сайта livejournal.com


Считаешь эту страницу интересной? Поделись со всеми