Глубокоуважаемый профессор Лесков!


Глубокоуважаемый профессор Лесков!
23.11.2017 Я с большим опозданием прочитал Вашу заметку в «Известиях» от 5 января. Мне сообщили также, что Вы написали на эти же темы ранее в «Российской газете», которую я не читаю после серии безобразных статей А. Валентинова, зав. отделом «науки», и после переписки с ним. Допуская, что Вы находитесь в заблуждении относительно компании Акимова, которую Вы защищаете, я хотел бы высказать Вам свое мнение относительно Вашей заметки в «Известиях». Вы высказали много совершенно верных суждений, говоря о критерии истинности в науке. Я только хотел бы отметить, что говоря о необходимости независимого подтверждения гипотезы, сегодня следует учитывать возможность корпоративной заинтересованности, скрывающей свою корпоративность. Вы написали, что 500 миллионов Акимову никто не выделял. Я был заместителем директора огромного Института, который неоднократно получал предложения от Акимова участвовать в его работе (безо всяких обязательств — только за участие в программе!) с суммой финансирования 20–50 миллионов рублей. При этом я видел список (и имею и сейчас его законную копию) еще примерно 20 институтов, получивших такие предложения. В сопровождающей бумаге говорилось, что речь идет об этапе внедрения секретных фундаментальных открытий, сделанных в ходе предшествующих тридцатилетних исследований (бумага имела дату 1989 г.). Сколько денег было потрачено на все это за 30 лет я не знаю. Но на инструктивном совещании, на котором я впервые встретился с Акимовым, на вопрос о полном объеме финансирования программы с 1988 г., он ответил — 500 миллионов. Я своими глазами видел несколько «карточек» на работы Акимова с объемами финансирования в десятки миллионов рублей. До этого я лично проводил эксперименты по поиску полей, которые Акимов называет «спинорными», «торсионными», «микролептонными» (последнее название просто бессмысленное) — подобные гипотетические поля обсуждались серьезной наукой (физикой высоких энергий). Оттуда их и почерпнул Акимов. Но при этом всегда имелось в виду, что эти гипотетические поля должны вписываться в уже достоверно известную часть картины мира (согласовываться с временами жизни звезд, изотопов, с орбитами планет, с сечением ядерных реакций и т. д.). Отсюда вытекало, что если они есть, то должны быть крайне слабыми, чтобы ничего не испортить, по крайней мере в нашем мире. Найти их не удалось при всей безмерной реализованной чувствительности (энтузиазм был велик, речь шла о безусловном нобелевском открытии). И тут появился Акимов, который объявил об открытии (еще 30 лет назад!) всесильного засекреченного нового взаимодействия, готового связываться со шпионами, сбивать боеголовки, повышать урожайность, убивать и лечить людей! Разумеется, Акимов не знал (или делал вид, что не знал) об уже проделанных серьезных поисках. Все, что мне удалось увидеть из плодов деятельности его компании — а я был официальным членом Комиссии, — было просто смехотворно. Они даже не потрудились организовать какой-нибудь иллюзион. Все шло на уровне ссылок на авторитеты и на протоколы испытаний. Мне рассказывали о генераторе энергии из вакуума, но показать отказались, сказав, что он вреден для здоровья. Кое-что из своего опыта общения с этой публикой я описал в своей статье в журнале «Наука и жизнь» (1991. № 1). Там, в частности, я добавил к Вашим критериям истинности еще один — новая ис

Считаешь эту страницу интересной? Поделись со всеми